Working for orchestra!


Краткое содержание оперы


Пролог

По петербургской улице бредёт Писатель. «Дети странный народ, они снятся и мерещатся…» – повторяет он свой грустный рассказ. В этот момент навстречу ему попадается просящий милостыню Мальчик. «У меня мама… больная… без работы…» говорит тот. Где-то недалеко слышно музицирование на фортепиано, смех  и топот ног, звуки шумного праздничного застолья, весёлые голоса детей и взрослых. И вот Писатель продолжает свой рассказ, уже невольно отождествляя его с вновь появившимся ребёнком.

«Я романист, и кажется, одну историю сам сочинил…» Этими словами он словно отправляет Мальчика навстречу его судьбе, такой близкой тем людям, о которых он пишет в своих книгах…


Действие I "В ПОДВАЛЕ"

А Мальчик тем временем возвращается в подвал Петербургской трущобы, ставший ему пристанищем. Здесь его больная Мать, старушонка лет восьмидесяти и вечно пьющие «халатники». Двое из их них играют в карты, а третий лежит рядом мертвецки пьяный. Водка кончилась, вокруг одни пустые бутылки. Они играют да поют песни, а войдя в азарт, ругаются и передразнивают стонущую от холода и страха старуху. Так и проходит их жизнь, чего желать ещё, для выпивки всегда найдутся жалкие гроши. Вот и сейчас, увидев приближающегося мальчика, они понимают, что он пришёл не с пустыми руками. А раз он принёс деньги, то можно, не мешкая, послать за водкой.

А пока он бегает, можно на радостях станцевать цыганочку.

– Вот она!.. Один из них, самый заводной, то становится на колени, кланяясь принесённой водке, то бережно берёт её в руки, целуя благоговейно, как святыню. А то вдруг вскакивает, отбросив мальчика в сторону, и с бутылкой в обнимку бежит к столу, где его уже ждёт товарищ. Это целый ритуал. Нужно встать на одно колено и торжественно, выпив бесценную и вожделенную ношу, спеть хвалебную песнь про «несчастных и простых людей», которым тяжёлым трудом приходится зарабатывать свои жалкие гроши, и ещё о том, что когда-нибудь придёт их светлый день. Словно пламя проносятся в этих воспалённых головах странные и причудливые образы грядущей кровавой очистительной бани.

Но это всё будет ещё не скоро, а пока надо угостить друга, пребывающего  в тяжёлом похмелье.

– Ах, невестушка моя, горькая! – радуется он, увидев спасение своему «недугу».

– Вот невестушка твоя… – хохочут его товарищи, и, схватив под руки, волокут к Старушонке.

Во время этой потасовки распахивается дверь  и в подвал неожиданно входит Квартальный.

  Грязь!.. Разврат!.. А главное водка!.. – обводит он всех грозным взглядом, но тут же уходит, безнадёжно махнув рукой. Что с них взять, ведь это продолжается изо дня в день.

Тем только этого и надо, они хлопают друг друга по плечам, кривляются. Можно дальше гулять и что-нибудь ещё выкинуть эдакое. Например, напоить водкой мальчишку. И здесь не помогут даже мольбы его матери, они всё равно схватят его, положат на земляной пол и насильно вольют в него остатки водки.

В этот момент слышен церковный колокол. Что это? Как что, сегодня же Рождественский сочельник!

– А ну давай нашу любимую, – и снова песня!

«Проходили калики деревнями…»

Да что там песня, слышите весёлые голоса фабричных девок, которые, как обычно, после работы решили зайти к своим закадычным дружкам.

«И кричали пастушки насмешливо: «Девки, в пляску, идут скоморохи!»

С визгом и хохотом вваливается ватага, бросаясь к халатникам. Играет гармонь, пляшут кадриль вокруг испуганного Мальчика и Матери, пока старуха, грозя кулаками, не выгоняет их дальше гулять на улицу.

Мать из последних сил прижимает к себе сына и поёт ему прощальную колыбельную: «За тебя, мой сынок, молили у купели Христа Святым Духом…». Кто же теперь тебя защитит, мой мальчик?

Где-то недалеко поёт церковный хор.

«Святый, Боже, Святый Крепкий!..»

Мальчик засыпает. А когда проснётся, его мама, холодная, как стена, уже никогда ему ничего не споёт, и Мальчику придется взять свой картузик и снова идти в холод на улицу.


Антракт "ПЕТЕРБУРГСКИЙ СОЧЕЛЬНИК"


Действие II "НА УЛИЦЕ"

Город встречает его суетой и шумом… Колокольный звон, лавки, магазины, кукольный балаган с ряжеными, среди которых – халатники. Спешащий и толпящийся народ и дети:  одни торопятся в храм, другие – поглазеть на балаган. Одним словом – предпразднество Рождества.

– Улица!.. Ох, какая широкая! Раздавят! – растерянно бредёт Мальчик,  пока не  подходит к окнам. В их свете видны силуэты людей и ёлок. Он пытается войти к ним, чтоб рассмотреть их получше – ведь он никогда не видел, как живут счастливые люди. Иногда ему дают немного мелких монеток, иногда – просто выпроваживают.

Мимо проходит Квартальный. Глядя на Мальчика, он что-то нашёптывает своей спутнице.

А вот и халатники. Увидев мальчика, они подкрадываются к нему с разных сторон... Мальчик не замечает их и продолжает идти, дыша на пальцы, пока, наконец, не сталкивается со своими мучителями. От неожиданности он роняет монетки на мостовую. За всем этим пристально наблюдает остановившийся на углу улицы Квартальный.

Вот так встреча! Но что это?

Мальчик в восторге показывает на диковинных кукол в окне.

– И здесь ёлка… – подсмеиваются халатники.

Но он лишь улыбается им в ответ, да кивает головой, словно забыв о холоде и окоченевших руках.

– Богатые барыни… Кто придёт тому оне дают пироги!..

Его подводят к двери и запускают с хохотом в дом. Но вскоре его выведут,  сунут копеечку и захлопнут за ним двери. Копеечка уже не сможет держаться в его окоченевших руках и выкатится на землю. Мальчик, вытирая слёзы, будет искать её и не найдя, опять побежит дальше на звуки праздничной улицы. Ведь там неподалёку толпа людей глядит на разных кукол, которые двигаются под звуки шарманки.

– Куклы маленькие… в красных и зелёных платьицах…, совсем как живые!..

Но силён Рождественский мороз. Порыв ветра закручивает снежную вьюгу и ребёнок не выдерживает. Сердце его обрывается – теперь он натолкнулся уже на Квартального.

Тот давно наблюдает за этим оборванцем. Господи, как они все ему надоели! С ненавистью трясёт он Мальчика за шиворот, а затем с остервенением бьёт его.

– Эти… дикия... существа…  бродяжничают по городу. Они не понимают ничего, есть ли Бог, есть ли государь; даже такие о них передают вещи, что невероятно слышать, и однако же всё факты! – швыряет он ребёнка со всей силы на землю.

Боже, Боже, что мы творим!

Молча стоят халатники, в ужасе вжав в плечи свои протрезвевшие головы.

А что же мальчик? Он ничего больше не почувствовал. Просто ярко вспыхнул свет, потом стало очень темно, только где-то недалеко продолжалась Рождественская служба. Читали ектенью, а хор подпевал: Господи, помилуй!.. Подай, Господи!.. Тебе, Господи!..


Переход к III действию

И вдруг в этой тьме Мальчик услышал чей-то замечательный голос, так похожий на мамин:

– Пойдём ко Мне на ёлку, Мальчик, а?..

Но нет, это не мамин голос, он другой, но какой-то хорошо знакомый и очень-очень добрый!

Вот кто-то берёт его за руку, поднимает и ведёт куда-то...


Действие III "НА ЁЛКЕ"

Тьма постепенно рассеивается. И вдруг он видит, что попал в какое-то чудное место, где стоит огромная ёлка, по обе стороны которой, словно за невидимой чертой, стоят женщины. Это матери умерших детей. А затем, появляются  и сами дети. Он подходит к ним, а те танцуют вокруг и поют.

– Свет! Свет! Свет один, нет разлуки, нет боли…

А вот и его мама.

– Мама, мама, я сплю, ах как тут спать хорошо!..

Но какая ёлка! Всё блестит, сияет!.. А кругом всё куколки – да нет же, это мальчики и девочки, такие светлые!..

– Но кто же вы, мальчики и девочки, откуда вы, и где я?

– Это «Христова ёлка» у Христа всегда в этот день для маленьких деточек, у которых нет ёлки…а мы такие ж, как ты, дети!

И какие только разные истории ему не довелось здесь услышать:

– Мы замёрзли в корзинах – в них подбросили нас к дверям чиновников!

– Нас забыли в болезнях – попечители наших душ от воспитательного дома!

– А мы умерли в голод у изсохшей груди матерей!

– Мы задохлись от смраду в вагонах третьего класса!

И долго-долго ещё под беззвучные слёзы стоящих рядом матерей они рассказывали ему про свои жизни, пока не померк свет и всё не остановилось, словно в ожидании чего-то необычного.

Вот в виде огромной красной свечи на ёлке зажглись огоньки. Дети выстроились вокруг и над всем этим в виде диковинных игрушек поплыли чудесные Рождественские образы, а всё тот же знакомый голос запел:

– Все они теперь здесь, все они теперь как ангелы, все они теперь со Мной, и Я Сам среди них, и всех благословляю…

Но сердце пришедшего в этот радостный и светлый мир ребёнка не спокойно. Почему мама стоит, опустив голову, такая печальная?

Рождественские образы постепенно заканчиваются, растворяясь в пространстве занимающейся утренней зари. Матери медленно уходят, и только слышно, как издалека, словно в ответ, поёт всё тот же замечательный голос:

– Всех вас,  всех благословляю!..

Мальчик больше не может это выносить, он садится, кладёт голову на колени и шепчет:

– Мама! Как же  ты?..

Но теперь у него уже есть друзья, чтобы утешить и дать новую надежду:

– Мальчик, ты не плачь, с мамой будешь ты, просто руку дай свою нам, мы пойдём с тобой зажигать Звезду на небе.

Он вытирает слёзы и встаёт. Дети дают ему в руки маленький фонарик. Вместе, обнявшись, они направляются к ёлке, вокруг которой зажигаются ступеньки. Торжественно, друг за другом, они поднимаются к вершине дерева. Мальчик впереди всех с фонариком, которым они, достигнув «неба», зажгут Вифлеемскую звезду…

Свет медленно гаснет, возвращая нас на грешную землю.


Эпилог

«Дети странный народ, они снятся и мерещатся.»

Слабый свет от фонаря  освещает Петербургский двор, посреди которого лежит мёртвый Мальчик. Перед ним на коленях застыл Писатель, рядом халатники метут двор:

– И матушку его разыскали…

– Та умерла прежде его …

– Оба свиделись у Господа Бога… на Небе…

Они вздыхают – Рождественская ночь сильно изменила их жизнь, но изменятся ли они сами и чего стоит их запоздалое раскаяние? Один Бог знает…

Тихо падают снежинки, и по гулкому Петербургскому двору  звучат отчаянные слова Писателя:

– И зачем я сочинил её, такую неразумную историю?..

Но ещё где-то выше в воздухе слышны слова Рождества:

«Дева днесь Пресущественнаго раждает…»

И, наконец, совсем высоко на небе им вторит тихая светлая песнь:

«Ночь тиха, ночь свята, свет с небес льёт звезда…Спи  Младенец Святой.»

В то время как земле радуется людской род:

– Нас бо ради родися Отроча младо, превечный Бог…


см. также:



Rambler's Top100